Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"


Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"

Мертвые души "черных риэлторов"

Изучая материалы, предоставленные редакции Сергиево-Посадской городской прокуратурой, я все время ловил себя на мысли: так не бывает. События, которые происходили рядом с нами, по своему цинизму, жестокости и безразличию к человеческой жизни похожи на сюжет какого-то детектива, читая который морщишься и сетуешь на больную фантазию автора. Однако то, что вы прочтете ниже, - правда.

Живые и мертвые

Совсем недавно вступил в законную силу приговор суда в отношении группы "черных риэлторов", которые мошенническим путем переоформляли на себя и продавали квартиры, принадлежавшие алкоголикам и одиноким старикам. В деле фигурируют четверо обвиняемых и трое потерпевших. Еще пять человек, лишившихся своих квартир, до суда не дожили: двоих нашли мертвыми в лесу в Калужской области, пожилая женщина, доведенная мучителями до полного сумасшествия, скончалась в период следствия, причины смерти еще двоих установить не удалось. Вероятно, они были естественными - несчастные опустились на самый низ социального дна. Юридически доказать причастность этих смертей к махинациям с квартирами следствию не удалось, поэтому подсудимым инкриминировалось лишь мошенничество в крупном и особо крупном размерах, совершенное группой лиц. То есть говорить в этом случае можно лишь о моральной ответственности за гибель людей, и не более того.

Организатором и "мозгом" преступной группы был некий N, бывший сотрудник налоговой инспекции, в последнее время работавший помощником адвоката. В "связке" с ним в уголовном деле шла его мать, на которую в основном оформлялись отобранные квартиры, и две женщины-"зазывалы", подыскивавшие "риэлтору" необходимых "клиентов" и проводившие их первоначальную психологическую обработку.

Путь в Глухой тупик

Первый доказанный в суде эпизод мошенничества датируется 2004 годом. Жертвами "черных риэлторов" стала малоимущая семья, владевшая квартирой в поселке Новый: отец (ныне покойный), мать и десятилетний сын. Сказать, что все у них до того было замечательно и благополучно, нельзя - родители выпивали, причем немало.

Как следует из приговора суда, отыскав перспективных "клиентов", мошенники стали проявлять к ним прямо-таки отеческую заботу: неоднократно приезжали, вели задушевные беседы, привозили еду и спиртное. В результате отец семейства склонился к мысли, что неплохо было бы обменять имеющуюся квартиру на частный дом, может быть, даже в сельской местности. А в качестве компенсации за обмен получить некоторую сумму денег, на которую какое-то время можно было бы жить.

В совершении сделки владельцы квартиры полностью доверились новым "друзьям". Те взялись за дело рьяно. У нотариуса в Краснозаводске оформили доверенность на право совершения сделки купли-продажи квартиры по цене и на условиях, предложенных N. Он не стал долго думать и заключил договор о продаже квартиры с собственной матерью. Квартира юридически стала принадлежать ей. Мешавшую дальнейшей перепродаже недвижимости семью (от которой свершившийся факт смены собственника жилья долго скрывали) обманом вывезли из дома и поселили сначала в одной "временной" квартире, затем в другой, затем на какой-то даче... В конце концов они оказались во Владимирской области, в городе Вязники, на улице с говорящим названием Глухой тупик. Там они стали жить в половине частного жилого дома: одна комната, печное отопление, света нет, удобства на улице, за водой - с ведром на колонку. Никаких документов на эти «хоромы» у них не было: N купил их за 70 тысяч рублей и оформлением прав не озаботился. Фактически они стали бомжами: старого жилья лишились, нового не приобрели.

Характерно, что "временные" квартиры в Сергиевом Посаде тоже принадлежали матери N. Учитывая обстоятельства дела, резонно задаться вопросом, как они ей достались. Однако в приговоре суда об этом ни слова.

При допросе свидетелей в суде выяснились любопытные детали. Оказалось, например, что в поселке Новый пострадавшая семья оказалась не просто так, а с помощью все тех же "друзей". А раньше она жила на Вознесенской улице в Сергиевом Посаде. За квартиру с какого-то момента практически не платили, в результате чего на них повис огромный долг за "коммуналку". Однажды к ним пришла некая женщина (будущая подсудимая S), представившаяся работником суда. Она объявила, что в связи с большой задолженностью готовится их выселение из квартиры, но они могут обменять ее на меньшую с доплатой и погасить долг. Для этого квартиру, бывшую до того в муниципальной собственности, надо быстро приватизировать.

Что и было сделано. Квартиру приватизировали, продали, а взамен предоставили другую, в поселке Новый, даже с документами. Откуда через два года несчастных снова выселили - на этот раз в Глухой тупик города Вязники.

Если в Новом семья еще как-то сводила концы с концами, мальчик ходил в школу, то в Вязниках их положение ухудшилось окончательно. Из-за отсутствия прописки на работу никто не брал (да и рабочих мест там не сказать, чтоб много), жили в буквальном смысле собиранием милостыни на паперти местного храма и "подножным кормом" в виде сдачи пустых бутылок и поиска еды на помойках.

В 2008 году отец семейства умер. Но до этого он предпринял одну попытку добиться обещанных денег от N. Добравшись на перекладных до Посада, он нашел его, но был, попросту говоря, послан куда подальше. Обратно в Вязники, за 250 километров, он с сыном шел пешком...

Из Москвы до самых...

Квартиру в поселке Новый приобрел мужчина, бывший житель Москвы, ныне покойный. Обстоятельства его переезда из Первопрестольной в провинцию нам доподлинно не известны. Согласно показаниям его сына-студента, в 2004 году отец познакомился с женщиной (будущей подсудимой S), "которая пообещала ему, что они создадут с ним семью, и надоумила переехать из Москвы". То есть и здесь без наших "героев" не обошлось. В приговоре также упоминается, что после продажи немолодому москвичу квартиры в поселке Новый подсудимая продолжала "обрабатывать" его и, в конце концов, убедила, что им надо подыскать жилье получше.

Результатом стало подписание в нотариальной конторе в Краснозаводске доверенности на право купли-продажи квартиры, оформленной все на того же N. Дальше - по прежней схеме: мнимая сделка с мамой, а мама продает квартиру за 450 тысяч рублей (на дворе, напомним, 2004 год).

Интересно, что непродолжительное время бывший москвич и семья, о которой речь шла выше, одновременно жили в квартире, и каждый считал, что она принадлежит ему.

Семью, как мы уже знаем, "черные риэлторы" сплавили в г. Вязники, а бывшего москвича поселили сначала в деревне Семенково, затем в селе Константиново, в квартире, принадлежащей гражданской жене N. Документы на жилье на него, как повелось, не оформляли, хотя убеждали в обратном. А чтобы он не обратился в милицию, его продолжали подкармливать и давать немного денег на жизнь. Он не работал (болел диабетом), пенсию не получал.

В суде соседи утверждали, что в 2004 году рядом с ними поселился мужчина, по виду похожий на бомжа. Он был вечно грязно одет, в магазине всегда покупал одно и то же - батон хлеба и пакет молока, причем расплачивался исключительно мелочью.

В мае 2007 года в квартире в Константинове произошла утечка газа. По просьбе мамы все того же N туда ездил разбираться знакомый, который перекрыл трубу и проветрил помещение. При выходе навстречу ему попался мужчина в длинном черном пальто, попросивший передать N просьбу привезти продуктов. Он передал, на что тот ответил: "А, этот бомжонок еще там. Это не твое дело, он съедет оттуда".

Впоследствии его нашли в квартире мертвым. Причина смерти не установлена.

Знакомство на остановке

Очередную жертву для квартирных махинаций мошенники нашли в то же время - весной 2004 года. Как это ни странно, жертва тоже оказалась бывшей жительницей Москвы, за год до описываемых событий поменявшей через агентство свою комнату в столичной коммуналке на квартиру в Реммаше. Там, на автобусной остановке, ее и встретила "зазывала", будущая подсудимая S.

Женщина пожаловалась ей на тяжелую судьбу и постоянно возникающие конфликты с соседями по лестничной клетке. Этого хватило для того, чтобы та поняла - перед ней потенциальный "клиент". И обработка началась.

Miertvyie-dushi-chiernykh-rieltorov.jpgДамы как бы сдружились. S была очень внимательной и доброжелательной, начала приезжать к "клиентке" чуть не каждый день, привозила спиртное и даже пила его вместе с ней. Во время совместных пьянок она очень внимательно расспрашивала подробности жизни своей новой "подруги", при этом ничего не рассказывая о себе. Узнав, что мужа у нее нет, а отношений с детьми она не поддерживает, S предложила помощь в обмене квартиры - подальше от соседей, с которыми не сложились отношения.

Однажды в дверь позвонил мужчина, представившийся добрым знакомым S. Он сказал, что поможет с обменом: оформит документы, подберет покупателей, найдет новое жилье в Сергиево-Посадском районе (квартиру или комнату в коммуналке, с доплатой 3 тысячи долларов). Хозяйка квартиры согласилась, и через некоторое время подписала доверенность на право купли-продажи своего жилья.

После этого была реализована уже знакомая нам схема. N подписал мнимый договор продажи квартиры со своей матерью (мнимый - юридический термин, в этом случае означает, что никаких денег при сделке в реальности заплачено не было). А та через некоторое время продала ее за 406 тысяч рублей.

Бывшей владелице квартиры о свершившейся сделке ничего не сказали. Однажды, придя домой, она обнаружила, что незнакомые мужики грузят ее вещи в "газель". Она стала плакать, но действия это не возымело никакого - вместе с тарелками и табуретками ее привезли в Краснозаводск, в четырехкомнатную коммунальную квартиру на улице 1 Мая. Ей объяснили, что теперь она будет здесь жить. Согласия не спрашивали, просто уведомили. В комнате от широты душевной даже были поклеены новые обои. Несчастная снова стала рыдать, но S дала ей в руки дарственную на комнату со словами: бери, мол, а то вообще без всего на улице останешься. На следующий день N заботливо приехал и забрал бумагу, сказав, что она нужна ему для оформления документов. И не вернул ни ее, ни обещанных за переезд денег.

Кому на самом деле принадлежала эта комната, вы, наверное, уже догадались. Конечно же, все той же маме.

Смерть после продажи

Летом 2008 года N познакомился с ныне покойными матерью и сыном, жившими на Новоугличском шоссе. Они были людьми неработающими, сильно пьющими, за ними числился долг по коммунальным платежам в 126 тысяч рублей. Двухкомнатная квартира - неприватизированная, муниципальная.

"Черный риэлтор" предложил им стандартную для себя сделку: обмен квартиры на частный дом в Сергиево-Посадском районе, с доплатой. Суд считает, что, как и в других случаях, он заранее знал, что никакого обмена не будет, "а путем обмана и злоупотреблением доверия он оформит документы по купле-продаже квартиры и распорядится ею по своему усмотрению".

С приватизацией поначалу возникли трудности: чтобы перевести квартиру из муниципальной собственности в частную, необходима справка об отсутствии долгов по коммунальным платежам. Платить их N не хотел (сумма большая) и пошел более простым путем. Его предприимчивая матушка, как указано в приговоре суда, обратилась к специалисту МУП "Городская абонентская служба", фамилию которой мы называть не будем. Та (надо полагать, "просто по ошибке") изготовила копию лицевого счета, где было указано, что никаких долгов за квартирой не числилось.

Приватизация прошла успешно. Новоиспеченные владельцы написали доверенность на право продажи жилья. Мнимая сделка была оформлена на этот раз не с мамой, а с приятелем N, который потом проходил в суде свидетелем. По его словам, никаких денег за квартиру он не получал и не передавал. В суде он заявил, что не считает себя добросовестным приобретателем квартиры и отказывается от права собственности на нее. Однако жилье к тому времени уже давно было продано за 3 миллиона рублей через объявление в рекламной газете.

Ни в какой частный дом несчастных алкоголиков так и не переселили, до самого конца этой трагичной истории они жили в своей бывшей квартире. Официально, по данным федеральной миграционной службы, они числились выбывшими в деревню Запорье Переславль-Залесского района Ярославской области.

Уже после того, как сделка фактически состоялась, спохватились родственники семейства, которые вполне резонно увидели обман. Они обратились к своему знакомому, сотруднику милиции ОВД-6, который на всякий случай записал показания потерпевших и посоветовал им отнести заявление в прокуратуру. Однако они не успели.

Последний раз родственники видели их в начале января 2009 года, они говорили, что их позвали в гости за город. Через несколько дней из Калужской области пришло известие об обнаружении в лесу их трупов. Говорят, в крови у них нашли следы наркотиков, что и для матери, и для сына было совершенно несвойственно.

Сумасшествие

Жертва "черных риэлторов", 78-летняя жительница Фермы, не дожила до суда, скончавшись в конце марта 2010 года.

История ее такова. В однокомнатной квартире на улице Озерной она жила одна, сын давно погиб. Несколько лет назад перенесла инсульт, но без опасных последствий. Близких родственников у нее не было.

В начале 2008 года с бабушкой познакомилась некая М, "компаньон" N. Его она знала уже много лет, еще со времен, когда он работал в налоговой. По ее словам, знакомство состоялось на почве "оказания помощи населению по сделкам с недвижимостью".

N предложил ей сотрудничество по "отжиму квартир" (ее собственное выражение). Она должна была находить сильно пьющих, одиноких или пожилых людей, имеющих большие долги по квартплате. Разными путями входить к ним в доверие, чтобы познакомить с N, а он, в свою очередь, должен был получать от них доверенности на право распоряжения квартирами и продавать их своей матери. Прибыль от дальнейшей перепродажи недвижимости договорились делить пополам.

Одинокая бабушка, к несчастью, попала в поле зрения мошенников. М стала часто к ней приезжать, привозить продукты, делать вид, что хочет забрать ее к себе, чтобы за ней ухаживать. Для этого, ясное дело, надо было сначала приватизировать квартиру, а потом продать. Постепенно пожилая женщина стала ей доверять и поддалась обману.

В августе 2008 года она выдала доверенность на приватизацию квартиры, доверенность на право ее продажи, а потом подписала и сам договор продажи.

Для окончания оформления сделки оставались сущие пустяки: получение справки о регистрации бабушки в ее квартире. Тут коса едва не нашла на камень, поскольку та оказалась не так проста и обратилась в паспортный стол ЖКК "Посад-7" с заявлением о том, чтоб без ее личного присутствия никаких действий с документами по ее квартире не проводилось. Сотрудники "Посада-7" выдать справку по доверенности наотрез отказались.

Тогда мошенники пошли проторенным путем, обратившись к уже упоминавшемуся специалисту МУП "Городская абонентская служба". Она не имела права выдавать этот документ, но для хороших людей чего только не сделаешь! После этого формальные препятствия были сняты, и мама N вступила во владение квартирой.

Однако бабушку надо было куда-то девать. Несколько месяцев ее держали неизвестно где (следствие так и не установило), затем М взяла ее к себе домой. Где для несчастной начался сущий ад.

Выступивший в суде бывший муж М показал, что она регулярно била старушку, в том числе палкой. Не давала есть. Привязывала одной рукой к батарее, другой к шкафу. Требовала снять деньги со сберкнижки. А после получения денег за продажу квартиры намеревалась сдать ее в дом престарелых.

Интересно, что соседи прекрасно слышали сквозь тонкие стены крики "не надо, не бейте!" и постоянный плач. Это происходило практически каждый вечер, когда М оставалась дома одна, без мужа и сына. А однажды сосед увидел плачущую пожилую женщину на балконе. Зимой. И ни-че-го не предпринял. Наверное, с его точки зрения, это нормально - издеваться над стариками и бить их.

Кончилось это дело тем, что несчастную, доведенную до последней черты бабушку мучители привезли... в паспортный стол ЖКК "Посад-7". И сбежали. Там ужаснулись: бедная женщина была "в критическом состоянии, истощена, с трудом осознавала действительность, просила все время прилечь, плохо сидела самостоятельно, зачем пришла, не понимала". Самостоятельно передвигаться она не могла, ее срочно отвезли в местный госпиталь. Во время осмотра она кричала: "Не бейте меня, я все подпишу!" Все тело было в синяках и кровоподтеках. Ее накормили, дали возможность поспать, оказали медицинскую помощь. После чего на "скорой" отвезли в Районную больницу.

Позже из-за тяжелого психического состояния ее поместили в психиатрическую больницу. По состоянию здоровья признали неадекватной. В период судебного следствия она умерла.

Итог

Всех подсудимых признали виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 части 3 и 4 Уголовного кодекса: мошенничество, совершенное группой лиц в крупном и особо крупном размерах. Все, кроме престарелой мамы (ей дали условный срок), ближайшие годы проведут в исправительной колонии общего режима. Свою вину они признали. Приговор вступил в законную силу.

Мошеннические продажи квартир будут оспорены отдельно в гражданском судопроизводстве.

Александр Гирлин

Редакция благодарит Сергиево-Посадскую городскую прокуратуру за предоставленные материалы.

Газета "Вперед"

Источник - http://www.sergiev-posad.ru

Новости | Мертвые души "черных риэлторов"

Комментарии

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите все символы без пробелов.